Франция: «желтые жилеты» — 3

  1. Политические элементы движения. По этому блоку мало фактов. Французская полиция смогла идентифицировать около 3 тыс. человек, участвовавших в погромах и столкновениях со стражами порядка 1 декабря, как сообщил в эфире телеканала BFM министр внутренних дел страны Кристоф Кастанер. «Идентифицированы около 3 тыс. человек, — рассказал он. — Были люди от ультраправых, были — от ультралевых, однако было много таких, кто приехал в Париж, чтобы устраивать погромы».[1] Ему вторит британская вещательная корпорация. Совершенно очевидно, что в конце столкновений с полицией были агитаторы, или «кассеры». Мы видели группы людей как из крайне левых анархистов, так и из крайне правых националистов. Они были вооружены и готовы к бою, заявляло BBC 1 декабря.[2]

И французская полиция, и британская корпорация говорят о представителях «ультралевых» и «ультраправых» организаций. Причём странно то, что если корреспонденты BBC сумели по каким-то признакам распознать этих представителей, почему они не назвали представляемые ими организации.

Туману нагнал и представитель французского правительства. Радикальные элементы предпринимают попытки сделать протестное движение «желтых жилетов» инструментом для свержения власти во Франции, посчитал Бенжамен Гриво. «Очевидно, что это организованно. Политизированные и радикальные элементы пытаются превратить это движение в инструмент. Они хотят свергнуть власть», — заявил Гриво в интервью газете Le Parisien 7 декабря, отвечая на вопрос, преследуют ли участники протестов какую-то цель, устраивая акции в непосредственной близости от Елисейского дворца.[3]

Единственным выводом из сказанного французской полицией, официальным представителем правительства Франции и корпорацией BBC является присутствие политического элемента среди «желтых жилетов».

Некоторые российские средства массовой информации, как например, газета «Завтра», намекают на причастность американцев к движению «желтых жилетов» из-за «излишней активности» Э. Макрона по созданию европейской армии и предрекая, что французский президент может разделить судьбу де Голля, который проводил независимую внешнюю политику и в 1966 году вывел Францию из военных структур Северо-Атлантического альянса.[4] Газета «Взгляд», не приводя никаких внятных доказательств отмечает, что за движением «жёлтых жилетов» стоит Бернар Арно.[5] Группы, ориентированные на глобальный либеральный проект действительно проявляют недовольство Э. Макроном. Молчание президента Макрона и отсутствие реакции на протесты проявилось уже 5 декабря, что отразилось в редакционной статье Le Monde.[6] Недовольство сохранялось и 8 декабря.[7]  Но учитывая социал-демократический характер требований движения и его антиэлитарный характер (см. Франция: «желтые жилеты» — 2), такое предположение вряд ли можно считать обоснованным.

Наиболее интересные наблюдения сделала газета Liberation, которая по факту принадлежит сводному брату Давида де Ротшильда Эдуару. Газета утверждает (и приводит фотографии), что ей удалось идентифицировать в непосредственной близости от площади Звезды Ивана Бенедетти (Yvan Benedetti), бывшего председателя ультранационалистической группы «Французское дело» («L’œuvre française»), распущенной в 2013 году. На площади Терн (Place des Ternes) видны многочисленные граффити GUD (Union Defense Group), крайне правой студенческой организация, сделанные на витринах магазинов и городских сооружениях. Несколько традиционных католических группировок, в том числе братство Святого Пия X и церковь Св. Николая Шардонне также присутствовали; были узнаваемые символы, такие как флаг Святого Сердца Иисуса, увенчанный лозунгом «Надежда и спасение Франции» и королевские флаги с Флер де Лис[8] (геральдической, или бурбонской, лилией).

К этому следует добавить, что 44-летний претендент на французский трон Луи де Бурбон, герцог Анжуйский, выразил сочувствие «желтым жилетам». 8 декабря он написал в Facebook: «я хочу выразить свою солидарность и глубокое сочувствие тем, кто страдает, лишен средств, раздавлен, унижен и разочарован». «Очень важно услышать народ, важно учитывать его законные чаяния», написал он. «Предупреждение, которое явно упускалось из виду его предком, неким Людовиком XVI», — съязвила в своей статье газета Le Monde. В интервью Paris Match в 2010 году Луи де Бурбон подтвердил, что он монархист «но не антиреспубликанец». Он призывает к «конституционной монархии, как в Испании», с королем и моральной властью, которая возвышается над нацией.  Традиционалист-католик, неблагоприятно принимаемый в свете, он выступает против однополых браков во Франции и за закон, ограничивающий право на аборты, как в Испании.[9] Для многих  традиционалистов — католиков, сторонников монархии, печать и эмблема контрреволюции — это преданность Святому Сердцу, которое они несут на национальном флаге с девизом «Надежда и спасение Франции».[10]

Ни о каких ультралевых радикалах Liberation речь не ведёт. Если пойти по пути, указанному газетой (и Э. де Ротшильдом, как основным акционером газеты и членом группы Le Siecle), то мы увидим следующую картину.

  1. Иван Бенедетти — президент в 2012 — 2013 гг. (до роспуска в 2013 г.) организации L’œuvre française, интересен тем, что до того, как стать во главе организации был правой рукой её предыдущего главы Пьера Сидо, основателя движения.[11] К 1980-м годам Сидо постарался выстроить более широкий союз с другими правыми движениями, включая монархистов, интегралистов и сторонников Марселя Лефевра. С этой целью в 1987 году он присоединился к Франсуа Бриньо, Пьеру Пужо и Жану Мадирану на торжественной службе по случаю десятой годовщины владения церковью Сен-Николя-дю-Шардоне обществом Святого Пия X.[12] Само движение «Французское дело» с идеями неофашизма, петэнизма и антисемитизма являлось формой социального католицизма.[13]
  2. Католическая церковь Сен-Николя-дю-Шардоне в пятом округе Парижа с 1977 года, после изгнания приходского священника и его помощников, используется традиционалистским обществом Святого Пия X и остается в руках общества.[14]
  3. Священническое братство Святого Пия Х — религиозная организация, созданная в 1970 году архиепископом Марселем Лефевром и объединяющая католиков — традиционалистов, не принявших решения Второго Ватиканского собора в части реформы богослужения, расширения практики экуменизма, необходимости диалога с иными религиями и прочих нововведений. Вместе с тем они подчёркивают свою неотделимость от Римской церкви. С 1999 начался процесс нормализации отношений между братством и Ватиканом.[15] В политике в начале 1990-х годов общество поддерживало Национальный фронт Жана-Мари Ле Пена. В 2006 г. Южный правовой центр по борьбе с бедностью (Southern Poverty Law Center) причисли общество к традиционалистскому католицизму. Защитники общества Святого Пия Х сильно критиковали доклад и обвинили правовой центр в использовании обвинений в антисемитизме в качестве средства » заставить замолчать противников либерализма».[16]
  4. Объединённая группа защиты (Groupe union défense, GUD) — студенческая организация, близкая к революционному национализму. С лета 2017 года — составная часть движения Bastion social. С начала 2000-х годов в группе значительно усилились настроения католического традиционализма.[17] «Социальный бастион» (Bastion social) — французское движение, созданное в 2017 году бывшими членами группы Union défense (GUD). Он основан по принципу итальянского движения CasaPound, с которым поддерживаются связи. Кроме того, «Социальный бастион» получил поддержку со стороны некоторых руководителей Национального фронта. Отстаивая идею национальных предпочтений, движение использует гуманитарную помощь в качестве средства пропаганды. Несколько его руководителей были осуждены за насилие. Основная деятельность организации проходит в Лионе, где она была основана. Участники движения позиционируют себя как «национальных революционеров», противостоящих ультралиберализму, массовой иммиграции, ассимиляции мигрантов, которую они считают невозможной, и защищающих «национальные приоритеты». Лозунг организации, ставшей преемницей GUD — “Самостоятельность, идентичность, социальная справедливость».[18]

Таким образом, если идти по следам, указанным газетой Liberation, то мы упираемся в католический традиционализм, монархию и экономический антилиберализм. С учётом того, что претендент на трон, Луи де Бурбон выразил поддержку движению, его требованиям, в первую очередь экономическим, то получается, что представители католического традиционализма отвергают нынешнюю экономическую модель и, следовательно, более близки к социал-демократической модели распределения общественного продукта.

Какова же позиция собственно католической церкви, основы католического традиционализма, по этому вопросу?

[1]     https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/5861026

[2]     https://www.bbc.com/news/world-europe-46411699

[3]     https://ria.ru/20181207/1547578358.html

[4]     http://zavtra.ru/blogs/tablo_28_noyabrya

[5]     https://vz.ru/world/2018/12/1/952493.html

[6]     https://www.lemonde.fr/idees/article/2018/12/05/gilets-jaunes-contretemps-et-contradictions-du-pouvoir_5392968_3232.html

[7]     https://www.lemonde.fr/politique/article/2018/12/08/emmanuel-macron-va-sortir-de-son-silence-pour-annoncer-des-mesures_5394550_823448.html

[8]     https://www.liberation.fr/france/2018/12/01/gilets-jaunes-a-paris-groupuscules-nationalistes-et-d-extreme-droite-s-affichent_1695418

[9]     https://www.lemonde.fr/m-le-mag/article/2018/12/15/louis-de-bourbon-solidaire-avec-le-peuple-en-gilet-jaune_5397970_4500055.html

[10]    https://fr.wikipedia.org/wiki/Contre-révolution#Le_«_catholicisme_traditionnel_»

[11]    https://fr.wikipedia.org/wiki/Yvan_Benedetti

[12]    https://en.wikipedia.org/wiki/Pierre_Sidos

[13]    https://fr.wikipedia.org/wiki/Pierre_Sidos

[14]    https://ru.wikipedia.org/wiki/Сен-Никола-дю-Шардонне

[15]    https://ru.wikipedia.org/wiki/Священническое_братство_святого_Пия_X

[16]    https://en.wikipedia.org/wiki/Controversies_surrounding_the_Society_of_Saint_Pius_X

[17]    https://fr.wikipedia.org/wiki/Groupe_union_défense

[18]    https://fr.wikipedia.org/wiki/Bastion_social

Добавить комментарий

Your email address will not be published.