Ватикан и альтернативная цивилизация

Часть 3

Формула «собирание Народа Божьего» выглядит как модель глобализации. С учётом того, что II Ватиканский собор состоялся тогда, когда американская модель глобализации и формирование Европейского Союза  делали только первые шаги, можно предполагать, что предложенная Ватиканом модель формировалась как идеологический противовес атеистическому блоку социалистических стран. Однако евроатлантизм «подмял» католическую глобализацию. Последняя «спряталась», но совсем не ушла. Её отзвуки можно обнаружить в высказывании лидера Европейской народной партии, претендента на место председателя ЕК, немца Манфреда Вебера, который 9 мая 2019 г. вопрошал избирателей: «Какую Европу вы хотите — неужели левую или крайне правую? Или же вы проголосуете за ЕНП, за европейский центр, основанный на христианско-демократических ценностях?».[1]

Нынешняя — «имперская» — модель ЕС вполне отвечает воззрениям Ватикана: кардинал Анджело Баньяско, президент совета конференций епископов Европы, после выборов в Европарламент заявил, что «епископы твердо верят в единую Европу» и сохраняют надежду, что по итогам этих выборов ЕС продолжит двигаться к тому, о чём мечтали «отцы-основатели Европы», а государственный секретарь Ватикана Пьетро Паролин заявил, что ради «строительства Европы, которую все мы хотим видеть», необходимо продолжать диалог со всеми, в том числе и с теми, кто «ставит под сомнение сам европейский проект».[2]

Сейчас можно говорить, скорее, о цивилизационном пространстве, на которое претендует Ватикан, нежели о его модели глобализации. Границы такого пространства охватывают ЕС, Северную Африку, возможно, часть Ближнего Востока. Эти территории на основе политики экуменизма смогут составить основу новой цивилизации.

Границы очерчивает сам глава католической церкви. Это визит Папы в исламское королевство Марокко, прошедший в марте, сразу после февральского визита в Объединённые Арабские Эмираты, его несостоявшийся визит в Алжир, о возможности которого говорили в конце декабря 2018 г.[3] И если 21 апреля 2019 г. Папа Франциск призвал мировых лидеров привнести мир в Ливию и Сирию, дав возможность миллионам беженцам вернуться.[4] то такую позицию Ватикан занимал не всегда. В феврале 2015 г. государственный секретарь Ватикана Пьетро Паролин, напомнив о массовом убийстве христиан-коптов на побережье Ливии, отметил, что христиане-копты умерли как мученики за веру. «Ситуация в Ливии очень серьезна и требует оперативного вмешательства. Но любая военная интервенция должна осуществляться с соблюдением норм международного права и, следовательно, по инициативе ООН»,— заявлял госсекретарь,[5] что говорит о внимании католических иерархов к Ливии. Также интересно назначение, проведённое в Ватикане  25 мая 2019 г. Папа Франциск назначил президентом Папского совета по межрелигиозному диалогу 66-летнего испанского епископа Мигеля Анхеля Аюсо Гиксота. Он сменил на этом посту скончавшегося в июле прошлого года кардинала Жан-Луи Торана. До этого момента монсеньор Аюсо занимал должность секретаря этого совета. Аюсо получил степень лиценциата в Папском институте арабистики и исламоведения и степень доктората по догматической теологии в Университете Гранады. Преподавал исламоведение в Хартуме и Каире, а затем в Риме, где до 2012 года занимал должность директора Папского института арабистики и исламоведения.[6] Таким образом, новый президент совета хорошо знает Египет и Судан.

Позиция в отношении Турции неясна. В 2000 г. Папа Иоанн Павел II официально признал геноцид армян. Однако слова Папы Франциска о геноциде армян, сказанные в апреле 2015 г., спровоцировали дипломатический скандал между двумя сторонами. В феврале 2018 г. президент Турции Эрдоган встретился с Папой Франциском, но сумел ли он улучшить отношения двух стран — неизвестно.[7]

В этой системе Италия может играть для беженцев либо роль «моста» на пути в Европу, либо «плавильного котла» новой цивилизации. Обращает внимание тот напор, с которым католические иерархи давят именно на эту страну[8], хотя позиции католической церкви сильны как в странах Восточной Европы, так и в Испании. Вышедшая из ЕС Италия могла бы стать тем «Святым Градом», который будет возвышаться над остальными странами региона. Но речь об обособлении Италии пока не идёт, хотя накануне формирования двухпартийного правительства в 2018 г. слухи о возможном выходе страны из Евросоюза ходили. Да и заявление однопартийца Сальвини парламентария Клаудио Борги, сделанное 15 февраля 2019 г. о том, что если и после перевыборов Европарламента и Еврокомиссии ЕС будет работать в интересах Германии, Италии следует из него выйти,[9] вряд ли будет иметь последствия.

Но, поддерживая миграцию, глава католиков движим, видимо, иными соображениями, которые, пусть и несколько туманно, всё же были озвучены самим Папой. В Послании по случаю дня мигрантов и беженцев, опубликованном 28 мая, он подчеркнул, что за войны и несправедливость приходится платить самым бедным и обездоленным, причём в глазах мира сего беженцы, мигранты, перемещённые лица и жертвы работорговли стали символом отчуждения и нередко причиной социальных пороков. Такое отношение к людям, отметил Папа Франциск, «тревожный сигнал нравственного упадка», к которому придёт общество, «если продолжит уступать место культуре отбросов». К мигрантам и беженцам нужно относиться по-человечески. Святейший Отец указывает на пороки современного общества: преднамеренное истощение лучших ресурсов развивающихся стран, войны и торговля оружием: за это приходится платить самым нищим и беззащитным. Ответом на такую несправедливость, по словам Епископа Рима, должно стать изменение «логики нашего мира», которая основывается на индивидуализме и безразличии к ближнему, которая видит в другом человеке лишь товар. Такому ужасающему и циничному взгляду противостоит логика Евангелия, где первое место занимают самые последние, нищие, отверженные. Строить град Божий и человеческий означает видеть в переселенце и беженце «не только неизбежную проблему, но и брата и сестру, которых нужно принимать, уважать и любить», внося тем самым вклад в строительство более гуманного и справедливого общества. Ответами на вызов современной миграции должны быть приём, защита, продвижение и интеграция, и эти конкретные действия выражают также миссию Церкви по отношению ко всем жителям экзистенциальных окраин, подчеркнул Папа.[10] Таким образом, глава католической церкви намекнул, что миграция — это возмездие за вмешательство великих держав в жизнь и политику развивающихся стран.

Интересно, что в интервью ватиканским СМИ от 20 мая президент Италии Серджо Маттарелла, формально признавая необходимость более лояльного отношения к беженцам, сослался на экономическое развитие как причину иного отношения к мигрантам, что по сути дезавуировало нынешнюю экономическую модель. Маттарелла сказал, что в Италии следует восстановить чувство принадлежности к единой общине,  отмечая, что проявления враждебности и закрытости в обществе объясняются в значительной мере социальными проблемами, вызванными недавним финансово-экономическим кризисом. В Италии и в Европе в целом реальный сектор экономики все больше уступает место финансовому рынку, увеличивается разрыв между богатыми и остальным населением, происходят изменения на рынке труда. Президент Италии указал, что определенную роль сыграло и развитие новых технологий: несмотря на позитивные аспекты, они порождают неуверенность и утрату ориентиров, а также формируют новые экзистенциальные окраины.

Вместе с тем, отвечая на вопрос о взаимоотношениях между Италией и Св. Престолом, Маттарелла однозначно определил их как идеальные: речь идет о «полном сотрудничестве во всех сферах и секторах, в которых деятельность Святейшего Престола и Итальянского государства пересекается как внутри страны, так и на международном уровне».

Президент Италии высоко оценил вклад, вносимый Папой Франциском в диалог между религиями, который является «главным противоядием  экстремизму, пытающемуся использовать в своих интересах религиозное чувство». Ссылаясь на Декларацию о человеческом братстве, подписанную Папой и верховным имамом Аль-Азхара в Абу-Даби, Маттарелла подчеркнул, что таким образом «подрываются основы для проповедования террористической ненависти».

Маттарелла также отметил, что Европа должна вернуться к духу своих начал и больше заботиться об участи людей, гарантируя экономический рост и равенство всех граждан, что можно достичь только посредством культурного и нравственного развития.[11]  Таким образом, президент Италии, бывший член Христианско-демократической партии, не согласился с социальной доктриной католической церкви, предусматривающей перераспределение богатства.

То, что у Ватикана есть планы на формирование своего цивилизационного пространства, показывает и отношение нынешнего изоляционистского руководства США к этому городу-государству.

Посол США при Святом Престоле Каллиста Гингрич накануне прошедшего 3 апреля мероприятия под названием «Встаньте вместе, чтобы защитить международную религиозную свободу», отметила, что партнёрство США и Ватикана, общепризнанной самой важной «жесткой силы», и, возможно, самой влиятельной «мягкой силы», начало которому было положено в 1984 г., имеет решающее значение. Она также добавила, что межконфессиональный диалог — это еще одна область, где президент США Дональд Трамп и Ватикан смотрят друг другу глаза в глаза. И назвала в качестве примера недавние визиты папы Римского Франциска в ОАЭ и Марокко, сопоставив с ними первую официальную зарубежную поездку Трампа «в три центра авраамической веры — Саудовскую Аравию, Израиль и Ватикан».

Одновременно посол говорила о необходимости оказания давления на Китай. Пока «китайское правительство не изменит свою контрпродуктивную политику в отношении верующих людей, Соединенные Штаты будут продолжать выражать свою озабоченность». По ее словам, то, что «происходит в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, шокирует…».[12]

Но Святой Престол придерживается несколько иных позиций в отношении Китая. Ввиду отсутствия между ними дипломатических отношений подписание 22 сентября 2018 г. между ними Временного соглашения о назначении епископов на территории КНР служит началом процесса нормализации отношений.[13] Этот процесс курирует государственный секретарь Святого престола Пьетро Паролин. Он и написал предисловие к представленной 25 марта книге отца Антония Спадаро, главного редактора иезуитского журнала Civiltà Cattolica, под названием «Церковь в Китае — будущее, которое еще предстоит написать», где указал, что Святой престол не испытывает «недоверие или враждебность к какой-либо стране» и утверждает, что Католическая церковь в Китае «не может быть отделена от позиции уважения, почтения и доверия к китайскому народу и его законным государственным органам». Сам отец Антонио, которого считают одним из тех, кто объясняет миру, что думает папа Франциск, замечает: «Мир во всем мире проходит сквозь Китай и ислам, два главных приоритета понтификата Франциска, вооружённого иглой с длинной прочной нитью».

Свое выступление на презентации книги, где присутствовал премьер-министр Джузеппе Конте,  главный редактор иезуитского журнала посвятил визиту в Италию председателя КНР Си Цзиньпина (20—23 марта), в ходе которого Италия декларировала готовность присоединиться к глобальному китайскому проекту нового «Шелкового пути» — «Один пояс, один путь». Отец Антонио утверждает, что «Шелковый путь» и его амбиции будут невозможны без растущего доверия между Пекином и Римом, понимаемого как престол апостола Петра, учитывая глобальную природу христианства».

Спадаро считает также, что термин глобализация сейчас не означает «вестернизацию», а может рассматриваться в более широком аспекте. Подписав меморандум со всеми последствиями (о назначении епископов в Китае), «мы должны теперь смотреть вперед и рассмотреть вопрос о том, что китайскую инициативу нельзя оценивать исключительно с учетом ее экономического и финансового значения. Это было бы недальновидно». Пекин уделяет большое внимание культурным обменам между народами евро-афро-азиатской ойкумены, инвестируя ресурсы в бесчисленные инициативы, посвященные нематериальному культурному наследию: музеи, ярмарки, выставки. Культура имеет основополагающее значение для стратегии Китая по обеспечению его международного влияния. Мы, безусловно, переживаем закат западной модернизации и изменение менталитета как на Востоке, так и на Западе. Историки задаются вопросом, переживаем ли мы конец пятисот лет западного господства. Дебаты отражают дилемму западного общества, которое все меньше и меньше считает, что будущее мира в их руках. Присутствие других крупных игроков на международной арене (Индия, Япония, Бразилия, Россия) создает очень сложный сценарий, требующий глобального управления. В этом смысле Европа должна найти свой собственный последовательный профиль. И давайте не будем забывать о других игроках, таких как многонациональные и транснациональные корпорации, неправительственные организации. Восток, который появляется и поглощает Запад, немыслим. Также невозможно представить себе Восток или Запад, в которых существует единый «центр» по отношению к нескольким перифериям. Геополитический взгляд, который Франциск реализует с самого начала своего понтификата, состоит в том, чтобы опрокинуть склеротическую схему отношений между «центром» и его «периферией». Франциск явно несколько раз противоречил этому колониальному видению. Давайте вспомним, что в конце своей поездки в Мьянму и Бангладеш он прямо говорил о новой роли, которую Китай играет в международном контексте. Он сказал: «Китай сегодня — мировая держава. Если мы увидим его с этой стороны, это может изменить взгляд». Не может быть Шёлкового пути без взаимного доверия между Китаем и Ватиканом.[14] В заключительной части интервью, данном 28 мая, Папа сказал, что он мечтает отправиться в Китай, и возразил в ответ на утверждение, будто не все китайские верующие довольны соглашением с Китаем. «Католики радуются единству… возможно, кто-то из руководства – нет, и это нормально», — пояснил Папа.[15]

В Ватикане понимают, откуда исходит недовольство. Руководители Зала печати Святого престола отмечают, что сегодня у нас есть «Трамп, который не считает папу союзником», есть «евангелисты и консервативные католики, которые являются основой избирательной базы» президента США, есть «контакты между Бэнноном и реакционными группировками в Церкви», есть «вице-президент США Майк Пенс как точка отсчета» всего этого».[16]

На то, что враги Папы Франциска находятся в США, указывал немецкий кардинал Вальтер Каспер, один из сторонников кардинала Бергольо на конклаве 2013 г.[17] «Есть люди, которые просто не любят этого понтифика. Они хотят, чтобы всё закончилось как можно скорее, так сказать, новым конклавом. Они также хотят, чтобы я перешёл на их сторону с результатом, который соответствует их идеям», — сказал кардинал Каспер. То, о чём говорит Каспер не второстепенно: враги Папы, в сущности, мечтают о созыве новой коллегии кардиналов, чтобы сказать о том, что потомки будут помнить его как одного из самых революционных понтификов в истории, обобщает корреспондент газеты La Repubblica. Для Каспера план ясен: противники Франциска стремятся изменить руководство. Не случайно бывший нунций в Вашингтоне Карло Мария Вигано специально попросил Папу уйти в «отставку», используя нынешний кризис сексуального насилия священников.  Именно на Франциска пытаются свалить вину за сокрытие улик, хотя эти скандалы имеют более глубокие корни, говорит Каспер. Немецкий кардинал утверждает, что в церкви есть группы, которые воспользовались кризисом сексуального насилия в качестве платформы для отставки Франциска.[18]

В оппозиции курсу Папы Франциска находится и Американский кардинал прелат Рэймонд Берк, фактический глава католиков США, который, в частности, подверг критике соглашение между Ватиканом и КНР.[19]

Бывший главный стратег Дональда Трампа Стивен Бэннон также  обрушился с критикой на Папу Франциска. Он выступил 26 марта перед членами Ассоциации иностранной прессы в Риме. «Папа должен, на мой взгляд, прекратить фокусироваться на свободных гражданах и народниках, националистах и движениях за суверенитет, которые пытаются вернуть свои страны и сделать их сильнее, — сказал Бэннон. — И он должен начать фокусироваться на метастазирующей опухоли в Католической церкви, иначе у нас не будет аппарата Католической церкви, потому что его финансово уничтожат». Также от Франциска американский политтехнолог ждет, что тот сосредоточится на кризисе «сексуального насилия в Церкви» и прекратит «вмешиваться в политику» (речь  идет о призывах папы проявлять сострадание к беженцам и мигрантам и принимать их). Одновременно Бэннон заявил, что это Китай, а не Россия представляет собой «экзистенциальную угрозу» для западного мира. Ранее он принял участие в создании организации «Комитет по существующей опасности: Китай» (CPDC), куда вошли, как отмечает портал Politico.com, «вашингтонские политические советники и бывшие американские правительственные чиновники». Члены CPDC провели пресс-конференцию в Вашингтоне, на которой сообщили, что «Китай создал широкий спектр угроз для США». В частности, они обвинили Пекин в «подавлении религий» [20]

Итак, в определённой степени можно говорить о цивилизационном проекте католической церкви в Средиземноморье. Возможность такого проекта подтверждает позиция Китая, который в середине мая провёл Конференцию по диалогу между цивилизациями Азии. Выступивший 15 мая на форуме Си Цзиньпин выдвинул четыре предложения:

«Во-первых, необходимо придерживаться принципа взаимного уважения и равноправного отношения друг к другу. Необходимо углублять понимание отличия своей цивилизации и других цивилизаций, содействовать их обмену, диалогу и гармоничному сосуществованию.

Во-вторых, нужно не только стимулировать развитие цивилизации своей страны, но и создавать условия для развития цивилизаций других стран.

В-третьих, необходимо придерживаться принципа открытости, инклюзивности и взаимообучения. Обмены и взаимное обучение — сущностная потребность развития цивилизаций, и они должны быть равноценными, равноправными, плюралистическими и разновекторными. Необходимо преодолеть барьеры на пути культурной коммуникации и заимствовать преимущества других цивилизаций, содействовать совместному прогрессу цивилизаций Азии в ходе обменов и взаимообучения.

В-четвертых, необходимо придерживаться принципа движения в ногу со временем и инновационного развития. Необходимо придать новые силы развитию цивилизаций с помощью инноваций, непрерывно создавая достижения цивилизаций, которые опережают время и пространство и обладают неизменной притягательной силой».[21]

Таким образом, Пекин взял под свою опеку только азиатское цивилизационное сообщество, тогда как Ватикан имеет теоретическую возможность действовать в регионе Средиземного моря. Если в новом Европарламенте представителям национальных движений удастся изменить модель устройства ЕС из федеративной на конфедеративную, то у Ватикана появится некий шанс. Но без создания собственных политических инструментов (каким была до 1994 г. была христианско-демократическая партия Италии) вряд ли такой шанс может быть реализован.

Что является альтернативой той средиземноморской цивилизации, контуры которой проглядываются за политикой Ватикана?

Если исходить из того, что иная модель будущего, как полагает Андрей Фурсов, демонстрируется нам под видом сериала «Игра престолов», то кратко его можно охарактеризовать как «Вперёд в Средневековье!».

Основные выводы, которые делает Фурсов, сводятся к тому, что «мир «Игры престолов» — мир убийств, интриг, подлости, разврата, инцеста и жестоких пыток. Если мы вспомним Средневековье или особенно позднюю Римскую империю, то все это там найдем. И в эпоху Ренессанса, чья теневая сторона была замечательно описана русским философом Алексеем Лосевым, кипели демонические страсти и торжествовал порок, но в эпопее Мартина тьма сгущена до предела: читателям и зрителям навязывается мысль, что в мире добра не очень много, а зла предостаточно, оно побеждает и в принципе является нормой. …Вообще-то реальное Средневековье при всей его жестокости смягчено христианством, благодаря чему не было таким уж темным. Философ Бердяев даже называл Средние века величайшей эпохой в истории человечества, поскольку это первая попытка построить на земле Царство Божие. А из «Игры престолов» христианство вынуто. Как видно из самого названия, это просто игра честолюбий и борьба за власть. …Я бы не стал преувеличивать смягчающую роль христианства. Достаточно вспомнить альбигойские войны, костры инквизиции и многое другое. В «Игре престолов» мы видим Темные и Средние века, но христианства как такового там нет. Кстати, его нет и во «Властелине колец». <…>

— То есть нам предлагают сценарий будущего под условным названием «Вперед в Средневековье!», но это Средневековье, очищенное от христианства и полностью отданное звериным страстям.

— Не просто «Вперед в Средневековье!», это рывок сразу в несколько вариантов «будущего как прошлого». Капитализм как система дышит на ладан, его уже почти нет. Начинается переходная эпоха к чему-то принципиально иному и не обязательно лучшему, скорее наоборот. И если не случится глобальной катастрофы, то будущее, которое нас ожидает, не будет однородным и гомогенным, пока полностью не установится новая система. С одной стороны, это будет футуроархаика Африки, с другой — оно будет напоминать докапиталистический арабский Восток. Третий вариант — Китай, где традиционный китайский уклад возьмет на вооружение компьютерные технологии и установит систему социальных рейтингов.

…Будущее — это мир нескольких будущих, причем некоторые из них весьма футуроархаичны. Внешней аналогией здесь могут быть «темные века» по отношению к пусть уже не светлой, но все же еще не такой уж темной Античности IV века нашей эры. И похоже, главной ценностью данных миров будет власть как способность контролировать ресурсы и поведение масс.[22]

Что же остаётся Российской Федерации, если цивилизации на пространстве Евразии «поделены», как минимум, между Китаем и Ватиканом? На этот вопрос 31 мая ответил бывший германский канцлер, председатель Совета директоров компании ПАО «НК Роснефть», член Европейского консультативного совета N.M. Rothschild & Sons[23] Герхард Шрёдер. «Нам необходима ассоциация России и Европейского Союза, чтобы обеспечить мир, стабильность и благополучие на всем континенте, — говорится в письме экс-канцлера к участникам Ганзейского форума в Великом Новгороде. — Только так мы можем сообща разрешить конфликты и усилить наши страны в глобальной конкуренции. Сообща нам следует создать зону свободной торговли, простирающуюся от Лиссабона до Владивостока».[24]

Хотя Шрёдер говорит лишь о зоне свободной торговле, которая должна включать ЕС целиком, его приветствие участникам фестиваля «Ганзейские дни Нового времени» сужает круг такой зоны до размеров Ганзейского союза Нового времени. Это международная неправительственная межмуниципальная организация («культурное содружество городов»), куда входят более 180 городов из 16 государств, в том числе 14 городов российского Северо-Запада и Севера,[25] Именно она проводит мероприятия во Пскове. «Новая Ганза» поставила перед собой задачу сохранить ганзейский дух общего образа жизни и культуры в ганзейских городах (т.е. некие цивилизационные основы — Д.О.), внести вклад в экономическое, культурное, социальное и политическое единство Европы». «Сегодня Ганзейское сообщество является крупнейшим общественным объединением в Европе. Оно охватывает более 20 млн. человек, представляющих разные города, страны, культуры и традиции», отмечено на сайте форума.[26] Так что предложение Шрёдера может иметь и цивилизационный подтекст. И даже не для всей России…

В целом можно констатировать, что начинают создаваться ещё точно не оформившиеся цивилизационные «подкладки» для выделяющихся, как отмечал ранее М. Хазин, крупных экономических регионов.

[1]     https://ru.euronews.com/2019/05/09/sibiu-summit-epp

[2]                  https://regnum.ru/news/polit/2638800.html

[3]     http://www.asianews.it/news-en/Young-Muslim:-Pope-Francis,-welcome-to-Algeria-43600.html

[4]     https://www.thelocal.it/20190421/pope-urges-libya-peace-return-of-refugees-to-syria

[5]     https://ria.ru/20150219/1048575476.html?in=t

[6]     https://www.vaticannews.va/ru/vatican-city/news/2019-05/novyy-prezident-papskogo-soveta-po-mezhreligioznomu-dialogu.html

[7]     https://www.ntv.ru/novosti/1392416/; https://en.wikipedia.org/wiki/Holy_See–Turkey_relations

[8]     https://regnum.ru/news/polit/2638800.html

[9]     https://www.pravda.ru/news/world/1384092-italy_eu/https://regnum.ru/news/2573981.html

[10]    https://www.vaticannews.va/ru/pope/news/2019-05/papa-videt-brata-v-bezhence-i-migrante.html

[11]    https://www.vaticannews.va/ru/world/news/2019-05/intervyu-vatikanskih-smi-s-prezidentom-italii.html

[12]               https://regnum.ru/news/polit/2604201.html

[13]    https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/5593459

[14]    https://regnum.ru/news/polit/2604201.html; https://www.lastampa.it/2019/03/25/vaticaninsider/there-is-no-silk-road-without-mutual-trust-between-china-and-the-vatican-9bI3PAGyg7qKuDASpNgHtL/pagina.html

[15]    https://www.vaticannews.va/ru/pope/news/2019-05/papa-obvineniya-v-eresi-vosprinimayu-s-chuvstvom-yumora.html

[16]                https://regnum.ru/news/polit/2604201.html

[17]    См. о нём: https://ru.wikipedia.org/wiki/Каспер,_Вальтер

[18] https://www.repubblica.it/vaticano/2019/01/18/news/papa_francesco_complotto_vaticano_nuovo_conclave_cardinale_walter_kasper-216869555/

[19]    https://en.wikipedia.org/wiki/Raymond_Leo_Burke#Comments_on_Pope_Francis

[20]    https://regnum.ru/news/polit/2599578.html

[21]    http://russian.news.cn/2019-05/15/c_138061342.htm; https://regnum.ru/news/polit/2630500.html

[22]    http://andreyfursov.ru/news/pod_vidom_igry_prestolov_nam_demonstrirujut_versiju_budushhego_vpered_v_srednevekove/2019-05-21-763

[23]    https://ru.wikipedia.org/wiki/Шрёдер,_Герхард; https://en.wikipedia.org/wiki/Gerhard_Schröder#Business_activities

[24]                https://regnum.ru/news/polit/2639409.html

[25]    https://de.wikipedia.org/wiki/Neue_Hansehttps://ru.wikipedia.org/wiki/Ганзейский_союз_Нового_времени

[26]    http://ganzapskov.ru/novoe-vremya

Добавить комментарий

Your email address will not be published.