Интересы США и РФ в Центральной Азии

Во второй половине января 2018 г. достаточно чётко определились новая зона интересов внешней политики США. Связана она оказалась с государствами Центральной Азии.
Активизация политики США в регионе началась, пожалуй, с визита президента Казахстана Н. Назарбаева в США 16 января. Казахстанский президент так оценил итоги визита: «Я уверен, что результатом моего визита станет решение поднять казахстанско-американские отношения на уровень расширенного стратегического партнерства. Поэтому мы сегодня приняли соответствующее совместное политическое заявление, которое даст старт новой эре взаимоотношений Астаны и Вашингтона». Он также выразил заинтересованность в укреплении сотрудничества США с центральноазиатскими странами в формате «5+1». «Казахстан активно поддержал борьбу США против терроризма в 2001 году и сейчас поддерживает большую работу, которая проводится в Афганистане. Присутствие американских войск в Афганистане дело не только США, но и всего мира», — добавил Нурсултан Назарбаев. Дональд Трамп не сказал о новом уровне стратегического партнёрства между США и Казахстаном, а лишь отметил, что «в течение более четверти века США рассматривали Казахстан, эту сильную, суверенную и независимую страну как ценного друга и стратегического партнера в Центральной Азии».[1]
5 января государственный департамент США опубликовал список государств, причастных к «вопиющим нарушениям религиозных свобод». В него вошли три страны постсоветского пространства – Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан. А уже 17 января министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов и заместитель государственного секретаря США по политическим вопросам Томас Шеннон обсудили в Вашингтоне перспективные направления дальнейшего развития узбекско-американского диалога. В центре внимание была практическая реализация идей, озвученных 19 декабря 2017 года в телефонном разговоре президентов Узбекистана Шавката Мирзиеева и США Дональда Трампа в политической, торгово-экономической, инвестиционной, культурно-гуманитарной и других сферах.
17 января первый заместитель помощника госсекретаря США в Бюро по Южной и Центральной Азии Элис Уэллс сообщила о возобновлении в будущем не проводившейся с 1 ноября 2015 г. встречи в формате Узбекистан, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и США.
После этого началась активная фаза американской дипломатии в странах Центральной Азии. Сама Уэллс 3 февраля встретилась с первым заместителем председателя Сената Олий Мажлиса /парламента/ Узбекистана Содиком Сафоевым. Они обсудили текущее состояние и перспективы двустороннего сотрудничества. Особое внимание было обращено на дальнейшее развитие межпарламентского диалога, активизацию торгово-экономических и инвестиционных связей между двумя странами. По словам Э. Уэллс, США будут углублять партнерство с Узбекистаном и работать в более широком стратегическом партнерстве по мере продвижения программы реформ президента Шавката Мирзиёева.[2]
Другой заместитель помощника государственного секретаря по Афганистану и Центральной Азии Генри Эншер 3-4 февраля посетил столицу Таджикистана Душанбе, а 5 февраля побывал в Кыргызстане. По информации посольства США в РТ, в ходе своего визита Генри С. Эншер встретился с министром иностранных дел РТ Сироджиддином Асловым, министром внутренних дел РТ Рамазоном Рахимзода, министром экономического развития и торговли РТ Негматулло Хикматуллозода и министром обороны РТ Шерали Мирзо и обсудил с ними целый ряд двусторонних и международных вопросов. Во время встречи американского дипломата с главой МИД РТ были обсуждены актуальные вопросы двустороннего сотрудничества и перспективы дальнейшего развития взаимовыгодных связей, в том числе в рамках международных организаций, затронули вопросы регионального развития и борьбы с вызовами и угрозами безопасности, сообщил ранее департамент информации внешнеполитического ведомства РТ. Кроме того, Генри С. Эншер встретился и с представителями гражданского общества Таджикистана.[3]
Активизация американской политики в формате «C5+1», в который входят США, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения и Узбекистан вызвала недовольство РФ. «Мы не имеем ничего против того, чтобы наши центрально-азиатские соседи имели максимально широкий спектр внешних партнеров,  — сказал 15 января министр иностранных дел России Сергей Лавров на пресс-конференции по итогам деятельности российской дипломатии в 2017 году.  — Исходим из того, что эти отношения будут в полной мере уважать те обязательства, которые между нами существуют». «Однако мы слышим о желании США несколько злоупотребить этим форматом и продвигать идеи, которые имеют отношение к тому, что еще при прежних администрациях называли проектом Большой Центральной Азии»,  — отметил Лавров. Как напомнил министр, суть данного проекта заключалась в том, чтобы развернуть все проекты с участием стран Центральной Азии на юг без участия РФ. «Уверен, что если это так и если подобные замыслы будут продвигаться нашими американскими коллегами на встречах с центрально азиатскими друзьями, то все они будут видеть ущербность подобных попыток, которые собственно продиктованы не интересами экономического развития, а чисто геополитикой»,  — подчеркнул глава МИД РФ. «В нашем подходе, который мы называем Большим евразийским проектом, как раз и заключена обратная идеология, связанная с открытостью и постепенным продвижением процессов интеграции, которые в итоге позволят объединить весь Евразийский континент и сделают его открытым для подключения других партнеров»,  — указал министр.[4]
На вопрос радио Озоди (Таджикистан) о том, насколько повлияют на отношения США со странами Центральной Азии заявление С. Лаврова «о злоупотреблении форматом С5+1» Генри Эшер 4 февраля ответил: «Наша цель в Центральной Азии – способствовать независимости, целостности и интеграции стран региона. Мы как друзья стараемся помочь в процветании и тесных связях между этими государствами. Мы считаем, развитие региона, где все страны имеют добрые отношения между собой – в наших интересах. Мы, конечно, благодарны министру иностранных дел России за его рекомендации, но мы хотим иметь тесные связи с правительствами и народами каждого в отдельности государства Центральной Азии». Таким образом, США фактически проигнорировали озабоченность РФ.
Эшер также коснулся сокращения объёма финансовой помощи со стороны США общественным организациям, независимым СМИ и другим демократическим институтам, в том числе, в Таджикистане. На вопрос радио Озоди не нанесёт ли это решение ущерб развитию демократических институтов в Таджикистане Генри Эншер ответил: «Да, Вы правильно сказали, что мы сократили финансирование различных программ. Я сейчас не буду говорить об этом решении с точки зрения внутренней политики. Но мы продолжаем способствовать развитию гражданского общества, т.к. считаем, что только сильное, ответственное, свободное гражданское общество способствует развитию любого государства. Я вчера встретился с некоторыми представителями гражданского общества Таджикистана. У нас была очень важная и интересная беседа».
Кроме того, американский посланник коснулся ситуации в регионе.
«Радио Озоди: После поражений группировки «Исламское государство»* (ИГ*, деятельность в РФ запрещена) в Сирии и Ираке, многие боевики, по мнению экспертов, нашли пристанище в других странах, в частности, в Афганистане. Вы, конечно, знаете, что тысячи уроженцев Центральной Азии начиная с 2014 года примкнули к этой группировке. Некоторые источники сообщают, что группы боевиков покинули Ближний Восток и перебрались к южным рубежам Таджикистана. Скажите, в случае прорыва ими границы, какую можно ожидать реакцию международных сил?
Генри С. Эншер: Прежде всего, я не думаю, что кому-то известно о численности боевиков. Некоторые говорят о «тысячах», а некоторые  — о «сотнях». Я тоже не знаю, сколько уроженцев Центральной Азии примкнули к ИГ*. Во время наших встреч руководители и другие чиновники стран региона выражали беспокойство по поводу возможного возвращения боевиков домой из Сирии и Ирака. Исходя из этого, мы тесно сотрудничаем со странами региона в плане противодействия терроризму. У нас отличное сотрудничество с правительством Таджикистана в этой сфере, в частности, в подготовке сотрудников полиции и пограничников.
Радио Озоди: Местные и зарубежные СМИ пишут, что боевики «Великого Хорасана» укрепили свои позиции на севере Афганистана  — на границе с Таджикистаном. Будут ли реагировать международные силы на их попытки вторгаться на территорию Таджикистана?
Генри С. Эншер: Прежде всего, мы считаем, что ячейка ИГ* «Великий Хорасан» не представляет серьезной угрозы. Вполне очевидно, что главная угроза исходит от движения «Талибан»* (*запрещена в РФ). Это талибы атакуют правительственные объекты в Афганистане, это они совершают насилие в отношении афганцев. Мы стали очевидцами того, что боевики группировки «Великий Хорасан» появились в некоторых восточных провинциях Афганистана. Последнее время их можно увидеть и на северо-востоке страны. Власти Таджикистана заявили, что они обеспокоены присутствием этих боевиков на севере Афганистана и выразили готовность к более тесному сотрудничеству. Мы продолжаем сотрудничество и с правительствами Центральной Азии, и с правительством Афганистана, чтобы свести к минимуму угрозы со стороны ячейки «Великий Хорасан». <…>[5]
Концентрация исламистских движений на севере Афганистана подтверждается ударом 7 февраля стратегических бомбардировщиков США по базам талибов* и «Исламского движения Восточного Туркестана» в Афганистане на границе с Таджикистаном и Китаем. «На протяжении последней недели силы США провели воздушные операции против тренировочных баз «Талибана»* и «Исламского движения»* в провинции Бадахшан. Это помешало террористам планировать действия близ границы с Китаем и Таджикистаном», — заявил командующий воздушными силами НАТО в Афганистане Джеймс Хекер.[6] На север Афганистана, как основной район действия движения «Талибан»*, указывает и немецкая пресса.[7]
Кроме того, в интервью ТАСС 8 февраля директор второго департамента Азии МИД РФ Замир Кабулов сказал: «после поражения ИГИЛ* в Сирии и Ираке мы наблюдаем переток боевиков группировки в Афганистан. При этом обращает на себя внимание тот факт, что сами экстремисты и вооружение для них, по многочисленным свидетельствам очевидцев, зачастую перебрасываются по территории ИРА на вертолетах без опознавательных знаков. В условиях полного контроля над афганским небом со стороны США и НАТО есть все основания считать их причастными или как минимум не препятствующими таким полетам, несмотря на то, что в Вашингтоне и Брюсселе это отрицают. Россия, в свою очередь, в целях противодействия угрозе ИГИЛ в двустороннем плане, а также в рамках «московского формата» консультаций и контактной группы ШОС — Афганистан принимает меры по содействию стабилизации ситуации в ИРА. Кроме того, по линии ОДКБ нами совместно с центральноазиатскими партнерами осуществляются шаги по повышению готовности стран — членов организации к отражению террористической угрозы с афганского направления».[8] О полетах в различных частях Афганистана неопознанных воздушных судов, замеченных в оказании поддержки местным боевикам ИГ* посол России в Афганистане Александр Мантыцкий 12 февраля сказал в интервью ТАСС: «…ни официальный Кабул, ни наши западные партнеры не смогли предоставить какую-либо точную и достоверную информацию о происхождении и целях упомянутых неопознанных вертолетов, курсирующих по территории ИРА и, возможно, задействованных в переброске игиловцев и необходимого им оснащения. Неоднократно эта тема поднималась нами и в Миссии ООН по содействию Афганистану. Рассчитываем, что совместная работа с теми государствами, кто искренне заинтересован в установлении в ИРА мира и стабильности, позволит вывести на чистую воду тех, кто оказывает поддержку террористам. Такие факты должны быть выявлены и пресечены».[9]
«Как вытекает из новой стратегии безопасности США, американцев в основном интересует расширение военного сотрудничества со странами Центральной Азии. Социально-экономический сюжет, по сути, «задвигается», за исключением, пожалуй, темы доступа к сырьевым ресурсам. Вряд ли, такой подход интересен тому же Казахстану, вставшему на путь модернизационного рывка. То же можно сказать об остальных участниках американской группы «С5+1», — заявил 7 февраля директор Третьего департамента СНГ МИД РФ Александр Стерник. При этом он подчеркнул, что Россия в этих условиях «не должна почивать на лаврах, а оставаться «в тонусе». «Предлагать привлекательные проекты, работать над конкурентоспособностью наших транспортных коридоров, совместно производить современную и качественную продукцию. Уверен, что «свежую струю» в интеграцию добавит российское председательство в ЕАЭС. Мы предлагаем ряд стратегических инициатив. Их цель – обеспечить подлинную «безбарьерность» общего рынка, нарастить цифровой компонент экономик, повысить престиж союза как «звена» евразийского всеобъемлющего партнерства. Наблюдаемый рост российской экономики становится «двигателем» этого процесса. Отдачу скоро почувствуют все наши партнеры», — уверен дипломат.[10]
Россия не случайно настаивает на приоритете экономического развития. С Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном она связана Договором о коллективной безопасности.[11] Однако в ОДКБ не входит Узбекистан, чем могут воспользоваться США. Исходя из того, что исламистские группы действует на севере Афганистана, то есть в пограничных с Узбекистаном и Таджикистаном районах, целью американцев может стать приобретение военных баз на территории этих стран под предлогом давления на них с севера и с юга, со стороны уже размещённых в Афганистане американских сил. РФ также, видимо, намеревается зажать террористические группы в Афганистане, используя не только страны ОДКБ, но и Пакистан. Косвенным подтверждением тому служат переговоры, прошедшие 20 февраля между министрами иностранных дел РФ и Пакистана. «….Одна из приоритетных областей нашего взаимодействия — это борьба с терроризмом, рассчитываем продолжить практическое содействие в укреплении контртеррористического потенциала вашей страны», — сказал 20 февраля Лавров перед началом переговоров в Москве.[12]

[1] https://total.kz/ru/news/vneshnyaya_politika/nursultan_nazarbaev_kazahstanoamerikanskie_otnoshenie_vishli_na_novii_uroven_date_2018_01_17_08_13_46 17.01.2018.

[2]    http://russian.news.cn/2018-02/04/c_136947132.htm 03.02.2018.

[3]    https://rus.ozodi.org/a/29021755.html 07.02.2018.

[4]    http://tass.ru/politika/4874195 08.02.2018.

[5]    https://rus.ozodi.org/a/29021755.html 07.02.2018.

[6]    https://ria.ru/world/20180207/1514181329.html 07.02.2018.

[7]   http://www.zeit.de/politik/ausland/2018-02/afghanistan-taliban-fluechtlinge 13.02.2018.

[8]    http://tass.ru/opinions/interviews/4942167 08.02.2018.

[9]    http://tass.ru/opinions/interviews/4949961 12.02.2017=8.

[10]  https://ria.ru/world/20180207/1514129485.html 07.02.2018.

[11]  https://ru.wikipedia.org/wiki/Организация_Договора_о_коллективной_безопасности#%D0%93%D0%BE%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B0%D1%80%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B0-%D1%87%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D1%8B_%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D0%B7%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8 18.02.2018.

[12]  https://ria.ru/world/20180220/1514987546.html 20.02.2018.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.