Франция: политическое положение на 29 января 2019 г.

 Внешняя политика. 22 января 2019 г. канцлер ФРГ Ангела Меркель и президент Франции Эмманюэль Макрон подписали в городе Ахен новое соглашение о двустороннем сотрудничестве, которое должно стать дополнением к Елисейскому договору, подписанному в 1963 году. Новое соглашение «о германо-французском сотрудничестве и интеграции» регулирует сотрудничество между обеими странами в области внешней политики, обороны и безопасности, экономики. Страны договорились активнее продвигать германо-французские интересы, в частности в ООН, укреплять конкурентоспособность ФРГ и Франции, усилить взаимодействие между гражданскими обществами.

Важным пунктом является создание германо-французского экономического пространства, снятие бюрократических барьеров в торговых двусторонних отношениях. Предусматривается создание «Совета экономических экспертов», в который будут входить 10 независимых специалистов.

В тексте договора подчеркивается, что оба государства «углубляют сотрудничество в сфере внешней политики, обороны, обеспечения внешней и внутренней безопасности» и одновременно хотят «направить свои действия на повышение способности Европы действовать самостоятельно». Франция и Германия планируют проводить консультации по всем важным вопросам и решениям, которые касаются общих интересов, и, «где это возможно, действовать сообща». «В случае вооруженного нападения они окажут друг другу любую возможную помощь и поддержку, что включает в себя и военные средства», — говорится в тексте договора. В документе подчеркивается, что оба государства обязуются повышать способности Европы в военной сфере, «с тем чтобы укрепить ЕС и Североатлантический союз». «Оба государства берут на себя обязательство еще больше усилить взаимодействие вооруженных сил с прицелом на развитие общей культуры и проведение общих операций. Они активизируют разработку общих оборонных программ и их распространение на партнеров», — говорится в соглашении. Тем самым страны «намереваются способствовать повышению конкурентоспособности и консолидации европейской технологической и промышленной базы в сфере обороны». «Они поддержат, по возможности, более тесное сотрудничество оборонной промышленности обеих стран на основе взаимного доверия», — сказано в договоре. Германия и Франция намерены также разработать общие правила в области экспорта вооружений, которые касаются, прежде всего, совместных проектов. Берлин и Париж договорились создать «германо-французский совет безопасности и обороны как политический орган, контролирующий выполнение взаимных обязательств» в оборонной сфере. «Этот совет будет регулярно собираться на высоком уровне», — сказано в соглашении.

Одним из ключевых моментов соглашения является стремление Берлина и Парижа к получению ФРГ постоянного места в Совете Безопасности ООН. «Приоритетом германо-французской дипломатии будет принятие ФРГ в качестве постоянного члена [СБ] ООН». «Оба государства обязуются продолжить усилия по доведению до завершения межгосударственных переговоров о реформировании Совета Безопасности ООН», — отмечается в тексте договора.

Договор предусматривает создание совместного гражданского фонда, из которого будут финансироваться гражданские инициативы и проекты по линии городов — партнеров ФРГ и Франции.[1]

«Brexit, национализм, миграция, климатические изменения, терроризм сотрясают Европу», — подчеркнул французский лидер на церемонии подписания. Франция и Германия, по его словам, «сознают свою ответственность и указывают путь». «Новое соглашение дает нам инструменты для реагирования на эти вызовы», — сказал Макрон. Он отметил, что документ предусматривает «последовательное сближение обществ, укрепление сотрудничества приграничных областей». Президент Франции подчеркнул приверженность Берлина и Парижа расширению и укреплению сотрудничества в Евросоюзе, в том числе в сфере обороны. «Наш долг сегодня вместе с Германии сделать Европу щитом для защиты наших народов в условиях происходящих в мире изменений», — сказал Макрон.[2]  Канцлер ФРГ указала на то, что Европу 56-летней давности, когда в 1963 году Конрад Аденауэр и Шарль де Голль подписывали Елисейский договор о дружбе между Германией и Францией, «нельзя сравнить с нынешней Европой». «Впервые в лице Великобритании ЕС покидает страна-член, все чаще в мире ставится под вопрос многостороннее сотрудничество», — сказала она. Все это, по мнению Меркель, требует ответа ЕС и обновления германо-французского сотрудничества.[3]

В отличие от более раннего заявления Э. Макрона о создании европейской армии, вызвавшее резкую реакцию Трампа, подписание Ахенского соглашения, которое начинает реализацию этой идеи, не вызвало никакой реакции в Вашингтоне. Оно осталось незамеченным для Дональда Трампа, американских послов в Берлине и Париже, никак не откликнувшихся в Twitter на это событие. Антитрамповская New York Times совершенно не упомянула о соглашении 22 января.

По мнению бывшего посла Франции в Германии Бернара де Монферрана, являющегося с 2013 года президентом французской ветви Общества Цинциннати,[4] «франко-германский договор облегчит сотрудничество во многих областях, которые определены как приоритетные. Это касается в первую очередь обороны, а также таких отраслей, как цифровизация, искусственный интеллект и космическое пространство». Монферран, выделив главные темы договора, подчеркнул трудности в их реализации. Он также отметил, что Франция выступает за реформу ООН и предоставление Германии места в СБ ООН. «Сегодня существует очень сильное осознание того, что необходимо совместить подлинную европейскую автономию с американским альянсом». «По существу, подходы «федералистов» и «Европы наций», которые были брендом Германии и Франции, значительно приблизились к действительности, несмотря на некоторые расхождения», — отметил бывший посол, говоря о евроинтеграции.[5] Де Монферран не дал никаких оценок договору. Зато Ахенское соглашение вызвало негативную реакцию премьер-министра Италии Джузеппе Конте. «Они думают исключительно о своих национальных интересах»,— сказал он.  «Безусловно, наши союзники не могут серьезно считать, что мы будем сидеть молча за столом, где поддерживаются решения, принятые другими», — добавил Конте.[6]

Таким образом, Ахенское соглашение устраивает противников американского президента и часть его сторонников, видимо, даже Стива Бэннона, который тоже никак не отреагировал на подписание этого документа, но расходится с идеями евопарламентской фракции «Европа наций и свобод», куда входят как М. Ле Пен, так и М. Сальвини, и чьё мнение выразил беспартийный премьер-министр Италии.

Более того, новое франко-германское соглашение, если судить по реакции Дж. Конте, вызовет неприятие остальных стран Европы, что вряд ли будет способствовать евроинтеграции. А это означает, что целью соглашения было формирование франко-германской военной конфедерации, то есть такого института, который должен стать чем то большим, чем просто военный союз двух стран.

Возможно, Бернар де Монферран приоткрыл новую модель сотрудничества Европы и США, когда сказал, что «сегодня существует очень сильное осознание того, что необходимо совместить подлинную европейскую автономию с американским альянсом». Это означает определённую самостоятельность Европы («европейская автономия») под патронажем США.

В пользу такой модели говорит внешнеполитическая линия Франции.

Страна солидаризировалась с США, признав оппозиционного лидера Венесуэлы.[7] «Мы настоятельно призываем господина Мадуро прекратить любые виды притеснения оппозиции, любое применение насилия против мирных демонстрантов», — сказал Ле Дриан на встрече с прессой 25 января.[8]

В отношении Ирана политика Франции выглядит, по крайней мере,  двояко. С одной стороны министр экономики и финансов Франции Брюно Ле Мэр 27 января заявляет, что  Франция и ее партнеры создадут в ближайшие дни механизм расчетов с Ираном, который позволит поддерживать экономические связи с этой страной в условиях санкций США. «Такой механизм в виде независимой европейской структуры будет уже в ближайшие дни создан Францией совместно с Великобританией и Германией», — говорит он. Структура будет выполнять посреднические функции, содействуя торговле европейских компаний с Ираном. Ирану же она позволит вести торговлю нефтью.[9] С другой стороны министр иностранных дел Жан-Ив Ле Дриан говорит о том, что Париж готов ввести санкции в отношении Ирана при отсутствии прогресса на переговорах по иранской баллистической программе.[10]

Кроме того, 18 января Франция, председательствующая в G7 в 2019 году, предложила дочери президента США Иванке Трамп стать членом консультативного совета по гендерным вопросам «большой семерки». Она «представляет собой сильный голос по гендерному равенству», — сказала французский государственный секретарь по вопросам равенства между женщинами и мужчинами Марлен Шьаппа во время поездки в Вашингтон. Шьяппа, которая встретилась 17 января в Белом доме с директором кабинета Иванки Трамп, чтобы передать ему это предложение, рассказала про свою борьбу за введение отпуска по беременности и родам и экономическую эмансипацию женщин.

На саммите «группы семи» в июне 2018 г. в Канаде её отец нарушил заседание Совета по вопросам гендерного равенства, прибыв с опозданием на четверть часа. Кроме того, Соединенные Штаты впоследствии отозвали свою поддержку заключительного коммюнике «большой семерки», в котором основное внимание уделялось правам женщин. Вашингтон также не присоединился к инвестициям в образование для женщин и девочек, находящихся в уязвимом положении, на сумму почти 3 млрд. долларов. Франция, которая сделала борьбу с гендерным неравенством приоритетной задачей своего председательства в «группе семи», надеется, что Вашингтон вернется за стол переговоров. Эта тема является политически чувствительной, поскольку включает вопросы доступа к противозачаточным средствам, абортам и права гомосексуалистов. Консультативный совет «большой семерки» по вопросам гендерного равенства был учрежден Канадой в 2018 году и состоит из 21 члена, в числе которых  американский филантроп Мелинда Гейтс, директор МВФ Кристин Лагард и лауреат Нобелевской премии мира Малала Юсуфзай. Президент Франции Эмманюэль Макрон, который проведет следующий саммит «большой семерки» в Биаррице 24 — 26 августа, постановил сохранить этот консультативный совет.[11]

Таким образом, во второй половине января 2019 г. Франция сделала несколько жестов в сторону США, что представляет собой определённое изменение внешнеполитической линии, которая наметилась после Парижского  форума мира в ноябре 2018 г. Возможно, что это означает переход к модели «европейской автономии» при патронаже США.

 

[1]     https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/6026012

[2]     https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/6026107

[3]     https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/6026067

[4]     https://fr.wikipedia.org/wiki/Bernard_de_Montferrand

[5]     https://www.institutmontaigne.org/blog/aix-la-chapelle-un-traite-pour-leurope

[6]                  https://regnum.ru/news/polit/2559324.html

[7]     https://ria.ru/20190124/1549831128.html

[8]     https://ria.ru/20190125/1549918108.html

[9]     https://tass.ru/ekonomika/6046946

[10]    https://ria.ru/20190125/1549918354.html

[11]    https://www.lemonde.fr/international/article/2019/01/18/paris-propose-a-ivanka-trump-de-sieger-au-conseil-sur-l-egalite-des-sexes-du-g7_5411375_3210.html

Добавить комментарий

Your email address will not be published.